Специальный репортаж Дениса Денисова

Заражённая тайга

Денис Денисов — о насекомых, из-за которых за 10 лет Красноярский край останется без 70% пихтовых лесов

Тысячи гектаров сибирского леса заражены насекомыми, которые ставят под вопрос существование целых видов деревьев. Самостоятельно природа справиться не в силах. Законные методы борьбы не дают результатов.
Участковое Кемчугское лесничество вблизи посёлка Памяти 13 борцов. Заместитель директора Центра защиты леса Красноярского края Виталий Разнобарский вместе со специалистами осматривает лесной участок.

Уже семь лет он участвует в войне против опасного дальневосточного пришельца, но пока преимущество на стороне захватчика.
 
заместитель директора
«Центра защиты леса Красноярского края»
Виталий Разнобарский
— Дерево ещё по кроне жизнеспособное, но прогноз о его состоянии уже удручающий.
То есть это дерево в ближайший год-два усохнет 100 процентов.
Сухостой, красная хвоя, отслаивающаяся кора —
верные признаки повреждения.
Картина трагичная, но уже привычная для лесозащитников.

Виновник — полиграф уссурийский.
Жук короед-полиграф. Архив
Фото: Anaxibia
Жук, который питается лубом: тонкой прослойкой между корой и древесиной, по которой текут жизненно важные для растения вещества.

Почти на каждом квадратном дециметре пихты — десятки крошечных отверстий,
из которых вылетел полиграф и отправился питаться на соседние деревья.
После трапезы насекомого дерево ещё несколько лет может сохранять иллюзию жизни.
Если сложить данные, полученные полевиками, и информацию со спутников, получается, что полиграф заселил около 120 тысяч гектаров леса.
Это почти как три с половиной Красноярска.

И если динамика сохранится,
за 10 лет Красноярский край потеряет
70% пихтовых лесов.
По неуточнённым данным, полиграф уже обосновался в Кемеровской области, большинстве районов Красноярского края, на Алтае и в Хакасии. Результаты мониторинга с этих территорий постоянно подтверждают быстрое размножение вредителя.
Участки пихтового леса в Красноярском крае, поражённые уссурийским полиграфом.
Карта предоставлена «Центром защиты леса»
После череды анализов учёные могут определить, чем было поражено то или иное растение. Каждый образец имеет геометку, а значит, при помощи полученных данных можно уточнить границы эпидемии в буквальном смысле на микроуровне.


Геометка образца, отправленного на анализ: регион, лесничество, участковое лесничество, ближайший населённый пункт, лесной квартал, широта и долгота

Здесь уже подтвердили, что полиграф работает не один, а в тандеме с агрессивными грибами, вызывающими отмирание ткани дерева.

Вместе они в состоянии сгубить дерево
в среднем за 4 года.
инженер охраны и защиты леса
КГБУ «Емельяновское лесничество»
Леонтий
Коровин
— Сегодня она уже заражена и атакована полиграфом, и получаются некрозные заболевания. Вносят они заразу. Эта пихта, может, выживет, а, может, не выживет.
Превращать деревья в бесполезную труху помогает наш местный жук — усач чёрный сибирский.
Жук-усач чёрный пихтовый.
Атакует дерево, испещряя древесину широкими тоннелями.
Видео: Lexogon Jamaika / YouTube
— Сейчас был очень характерный треск. Это значит, что внутри находится личинка чёрного пихтового усача и своими челюстями она прогрызает древесину.
С севера края огромный урон деревьям наносит бабочка сибирского шелкопряда. В Енисейском районе вредитель поразил уже 40 тысяч гектаров деревьев и эта цифра постоянно увеличивается. Помимо пихты в его рацион входят кедр, ель и сосна — породы гораздо более ценные.

Самка сибирского шелкопряда. Гусеницы шелкопряда поедают хвоинки целиком. Не хватает хвои — едят кору тонких побегов и даже молодые шишки.

Бабочки не питаются хвоей. Но самка шелкопряда откладывает до 200–300 яиц на хвою.
Если бабочек много — ещё и на сухие ветки, траву, лишайники, лесную подстилку.
Фото: Олег Кулинич (Всероссийский центр карантина растений) / EPPO
Виталий Разнобарский
заместитель директора «Центра защиты леса Красноярского края»
Самым эффективным методом борьбы является вырубка свежезаселённых деревьев.
Несмотря на жизнеспособную крону этого дерева, при таком состоянии ствола совершенно, со стопроцентной вероятностью, можно сказать,
что оно через год-два станет сухим.


Несовершенство лесного законодательства многие годы ухудшало ситуацию. Разрешалась санитарная вырубка только тех категорий деревьев, которые уже стали рассадником для нового поколения насекомых. А значит, вырубка почти не приносила пользы.

Лесозащитники пытались 4 года достучаться до законодателей. Но те, как выяснилось, просто недооценивали весь масштаб проблемы. К тому же это даёт лазейку чёрным лесорубам, поэтому осторожность политиков понятна.
С июня 2015 года все же разрешили временную вырубку сильно ослабленных деревьев в очагах заражения. Но в октябре этого года вступает в действие новый закон «О вредных организмах».
Владимир Солдатов
директор ФБУ «Российский центр защиты леса»
Мы внесли свои предложения в законодательные акты, позволяющие вырубать деревья 3-4-й категории санитарного состояния. Оставит ли законодатель эту норму в том виде, в котором мы предложили? Я не гарантирую.
Если законодатели не прислушаются к доводам и не позволят оперативно ликвидировать реальные очаги вредных организмов, экологии, природе, экономике страны в очередной раз будет нанесен тяжелейший урон.
А сибирский пихтовый лес будущие поколения, возможно, увидят только на фотографиях.

Смотреть специальный репортаж
Автор

Денис Денисов
Оператор

Дмитрий Комаров
Режиссер

Александр Бондаренко
Автор лонгрида

Герман Руднев
Made on
Tilda